Жизнь, психология, путешествия (taanyabars) wrote,
Жизнь, психология, путешествия
taanyabars

Categories:

Наследие Сталина. 3.Про проработку травмы и умолчание.

Итак, мы остановились на том, что при "нормальном" переживании травмы (взяла в кавычки, потому что слово это какое-то... неправильное рядом с травмой, которая сама по себе глубоко ненормальна) вслед за стадией отрицания должна идти стадия осознания. И на этом, судя по комментариям к первой части, надо остановиться подробнее.
Это одно из ключевых положений современной психологии (причем разные теории тут сходятся) - о том, что каждую боль надо полноценно пережить и перестрадать: вспомнить, проговорить, отплакать, как бы тяжело это ни было (а не определить виноватых и предъявить им обвинение, хотя иногда и это тоже входит в процесс осознания). Если это получается, то когда боль уходит, она уходит наконец безвозвратно, оставляя после себя "шрамы" в виде грусти, печали, тяжелых, но не болезненных воспоминарий, о которых мы наконец можем говорить открыто и относительно спокойно. Тяжело, но как правило необходимо.
Почему необходимо? Почему нельзя без этого обойтись? Здесь много разных ответов, и о некоторых из них я надеюсь расскажу позже, но в общем виде ответ такой, что неизжитая травма обрастает защитами, которые различными способами осложняют жизнь человеку.
Это может быть некое обеднение и оскуднение - эмоции "засыхают", человек как бы "запрещает" (неосознанно конечно) себе чувствовать в полную силу. Невротические реакции (страхи, беспричинная тревога и многое другое) или наши "обычные" болезни с психической подоплекой (на научном языке - психосоматические). Неадекватное реагирование на все, что так или иначе связано с травмой, напоминает о ней. Навязчивое повторение травматических событий - во сне, в мыслях, от которых невозможно отвязаться, в болезненно-ярких "картинках" воспоминаний. И многое другое.
Может ли сложиться такая ситуация, когда осознание травмы не нужно, потому что оно окажется еще более болезненным, чем жизнь с непроработанной травмой. Думаю, что да. Но нужно понимать, что человек с непроработанной серьезной травмой - ослабленный, с недостаточным ресурсам.
А если это относится не к человеку, а к стране??

Между тем, на уровне страны стадия отрицания сменилась глобальным умолчанием. Даже в эпоху оттепели замалчивалось очень многое. Ведь даже знаменитый доклад о культе личности на 20 съезде не был открыто напечатан: его читали вслух на партсобраниях. Вопрос о напечатании книги Солженицына о лагерях ("Один день Ивана Денисовича") решался на уровне лично Хрущева: все, кто был ниже, не решались дать добро на издание. О голоде, о депортациях, сколько знаю, официально не было сказано ни слова.
А что говорить о стыдливом замалчивании Брежневской эпохи? Два невнятных абзаца в учебнике истории: да, дескать был культ личности, это Сталин был плохой, а партия все делала хорошо и правильно. О Сталине официально молчали, не говорили  ни хорошо, ни плохо. Даже словосочетание "культ личности" в середине 80- было запрещено к упоминанию цензурой.
Вот так с тяжелейшей травмой, которая зажата умолчанием, не дававшим возможности для проработки наша страна и прожила два с лишним десятилетия до перестройки (конечно, у конкретных людей все могло быть по-другому).
Но здесь я опять делаю паузу.
Tags: психология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments

Recent Posts from This Journal