... остаюсь, чтобы жить (taanyabars) wrote,
... остаюсь, чтобы жить
taanyabars

Россия Александра Калиона

Не знаю, поймете ли вы по нескольким фотографиям не очень большого размера, почему альбом "Русские" произвел на меня шоковое впечатление. Неслучайно прежде, чем показать вам фото из него, пришлось поставить "Расею" Бориса Григорьева...Я наткнулась на альбом в библиотеке центра фотографии, и после него уже ничего не могла смотреть - все казалось слишком пресным, "не таким".

Альбом был снят в городе Конакове и Конаковском районе Калининской (ныне Тверской) области в 1979-1983 году. Его автор - не профессиональный фотограф, и был он тогда совсем еще молод.
"Я нигде формально не учился, не прочитал ни одной искусствоведческой книги – скучно мне это, и вырос я в очень простой семье. Отец – шофер, сел за баранку подростком, никаких особых интересов, кроме рыбалки у него не было. Мать была поинтеллигентней – из крестьянской семьи, но закончила заочно институт и была заместителем главного инженера на полувоенном заводе. Любила читать, но музыкой и искусствами не интересовалась."
Сам Александр Калион – горный инженер, закончил Калининский Политехнический институт. Всерьез он увлекся фотографией в институте.  Ему не было и 20 лет, когда он начал снимать то, из чего впоследствии возникла серия "Русские". 
Из предисловия к альбому:
"Фотографии, сделанные в начале 80-х годов прошлого столетия в небольшом районном центре с его сельскими окрестностями, несут в себе глубоко личностное отношение автора к жизненным реалиям того времени....мне, фотографу-любителю, хотелось тогда найти правдивые образы живущих рядом людей. Без лишней заумности, предвзятости и суеты запечатлеть в них коренное, истинное, хоть и не всегда здравое, что воедино связывает поколения русских."

Давайте смотреть альбом. А потом я еще расскажу про фотографа, немного про себя и дам ссылки и координаты.
























Возможно, эта серия так поразила меня еще и потому, что я жила среди этих людей в детстве (летом, но и зимой регулярно приезжала), правда несколько раньше, чем в то время, которое на фото, я видела их каждый день, даже на первомайскую демонстрацию ходила и... не видела. Если бы не надписи на некоторых фото, я бы не поверила, что снимали в 100 с небольших километрах от Москвы, в местах, мне хорошо известных.

Еще немного про автора и про альбом:

Фотограф Александр Калион сделал то, что не сделал, кажется, ни один человек – запечатлел на пленке жизнь российской провинции глухих предперестроечных лет. Было тогда ему, парню из приволжского городка Конаково, двадцать с небольшим. Спустя годы он разыскал чудом сохранившиеся негативы и издал альбом, объединив фотографии, сделанные в первой половине восьмидесятых, и назвав его "Русские. Провинция начала 80-х".
По содержанию это – спокойный рассказ о буднях, без умиления, но и без надрыва: человеку дана жизнь, и ее нужно прожить. По форме - классическая черно-белая фотография со всеми ее обязательными атрибутами – светом, композицией, ритмом, и тем, что отец репортажа двадцатого столетия Анри Картье-Брессон называл "решающим мгновением", той долей секунды, когда элементы изображения складываются воедино, и обнажается суть происходящего.


После окончания Института Калион остался в Конаково, устроившись фотографом на местную фаянсовую фабрику. Он перепробовал много занятий – был экскурсоводом и возил группы по стране, работал инструктором райкома комсомола. И продолжал фотографировать... Потом ему вдруг захотелось все в своей жизни переменить и он уехал в Мирный – алмазную столицу Якутии. Работал на тракторе, тянул ЛЭП, а по вечерам "лабал в мирнинском кабаке".
Он вернулся в Конаково накануне перестройки. Якутские деньги скоро кончились, он занялся коммерцией, да так успешно, что бандиты приезжали к нему со всей округи, и даже из Москвы. Дом, выстроенный на продажу, сгорел накануне того, как покупатель получил ключи, и Калион понял, что если он хочет спокойно жить, пора возвращаться к фотографии. "За те почти четыре года, что я отсутствовал, фотоклуб распался, кулинария, располагавшаяся этажом выше, и раньше не раз заливала наш подвал. В моем личном запиравшемся на ключ столе, что для фотоклуба – редкость, я нашел скукожившийся портфель с негативами."
Несмотря ни на что, часть негативов неплохо сохранилась. Калион отсканировал пленки, тщательно выправил их в компьютере. И, когда появились свободные деньги, издал за свой счет сигнальный вариант – триста экземпляров альбома "Русские".
Сегодня Калион занимается дизайном, коммерческой фотографией, выпускает календари и открытки, рекламную продукцию, и продолжает снимать тему, которую начал более четверти века назад. Снимает только в цвете.

Ну и напоследок повторю то, что кратко цитировала в одной из предыдущих записей.
"…снимай больше! Можешь себе представить, как маэстро Паганини свою скрипку насиловал? Или Ван Гог краску как грязь, как помои, в холст кидал? Ос-тер-ве-не-ло! Яростно! Хрипя, с надрывом, как в последний раз! Думаешь, они следили за техникой? Они просто взрывались вулканом от переполнявших их эмоций, выплескивались на берег цунами.

Так и фото. Камера - твой инструмент, вернее, твой орган, продолжение твоего ума, твоего глаза, твоей руки. И ты просто забываешь о ее существовании. Ты же не думаешь о взаимодействии своих мышц, перепрыгивая лужу на асфальте? Ты ее любишь и ненавидишь ее. Любишь за то, что она освобождает от боли, и ненавидишь за то, что она снова и снова ноет, зудит, провоцирует эту боль. Вытворяй немыслимое со своей камерой, забудь про видоискатель, плюнь на всякую резкость, вообще на все принципы построения кадра, делай так, как нельзя и невозможно делать, и техника тебе явится сама. А твое внутреннее стремление к гармонии, как течение реки, будет стараться вытолкнуть тебя в спокойное русло выработанных человечеством канонов. Но пока тебя кидает пучина, пока ты борешься на перекатах с подводными камнями, ты учишься, ты приобретаешь навыки, приемы, силу и изобретательность. Те, кто сразу пытается встать на фарватер и двигаться в "правильном" направлении, неизменно оказываются в болотистой заводи, и, завязшие в жиже, уже не умеют и не могут вырваться оттуда. Но если ты попробовал преодолевать стремнину, почувствовал ее энергию, познал ее душу и плоть, то всегда будешь искать только живую, чистую, прозрачную воду, которая и существует-то лишь в движении"


Текст в основном взят отсюда http://www.photoline.ru/poem/1205729518 
Фотографии я брала отсюда http://www.2photo.ru/1453-nyu...-fotograf-giuliano-bekor.html

Альбом "Русские" и другие работы Калиона целиком можно посмотреть на его персональном сайте http://www.kalionphoto.ru/ Там же можно заказать бумажный вариант (22 евро плюс пересылка) - не пробовала, но собираюсь.

Думаю, что тема, начавшаяся с Григорьевской "Расеи", еще не окончена. Продолжение, надеюсь, следует. 
Tags: жизнь, судьбы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 19 comments