Жизнь, психология, путешествия (taanyabars) wrote,
Жизнь, психология, путешествия
taanyabars

Categories:

Кормильцев. 2. Урфин Джюс

Итак, возвращаюсь к тому, на чем кончила.
Все начиналось гораздо раньше, чем в конце 80-х, когда песни Наутилуса запела вся страна.


Группа Урфин Джюс. Фото 1984 года/

Про Кормильцева. И про эпоху.
Леонид Порохня

Эти четверо абсолютно, категорически друг другу не подходили! По образованию, воспитанию, культуре, по музыкальным пристрастиям, по темпераменту, по всему. "Мы не должны были работать вместе, - говорит Зема. - Мы должны были на пятой репетиции друг другу морды набить и разойтись". Четыре человека, которые не должны были понять друг друга, сошлись вместе, явив миру редчайший прецедент, когда лебедь, рак и щука, охваченные единым порывом, тянут телегу весьма целесообразно и с приличной скоростью.
В несовместимости членов "Урфина Джюса" таится один из секретов группы, ибо трудно отыскать другой коллектив, в котором любое действие, даже самое незначительное, воспринималось или предпринималось бы с такой яростью. На репетициях ругань отнимала до половины времени, поводом для скандала служило все, включая отсутствие повода; на концертах эта ярость обращалась бешеной, удивительной энергией и обрушивалась на головы слушателей....




Тяжело продолжать тему, когда не знаешь, чем кончишь.
И тяжело вылезать из 80-х, из времен молодости и порывов.
Рано или поздно придется, но пока еще немного оттуда.
В том пакете с магнитофонными кассетами, который принес в мой дом тогда еще не муж, Урфин Джюс занимал почетное место. Впрочем, большинство песен, оставшихся в памяти, я помню отнюдь не в авторском исполнении. С оригиналами я знакомилась уже не с кассет, затерявшихся в эпоху перемен, в которую нам довелось жить, а с колонок родного компа, после того, как их отыскивал муж на просторах сети и и с восторгом проигрывал.
Так вот, творчество УД я помню прежде всего в исполнении мужниного голоса и, а вот эту... еще и дочкиного. Не единожды я слышала как они вместе упоенно выводят "Ты привела меня к себе домой...". Если память меня не подводит, в школу дочка еще не ходила...

Ты привела меня к себе домой
Какой-то субботней ночью.
Там был беспорядок, кавардак,
Но мне это нравилось, впрочем.
Свет потушив, ты музыку включила,
Что-то тяжелое.
Точно вспомнить, что же это было,
К сожаленью, я не могу....

Я не могу отключить зажигани - е
У моего желания.
Я не могу найти педаль сцеплени - я
У моего стремления.
Моя любовь - автомобиль без управления.
Моя любовь - автомобиль без управления!


И вот эту я помню странной памятью молодости...

Вечером ветер и яростный дождь,
На мокрую тряпку город похож.
Прошедшая ночь превращается в ложь
И утро лежит как отточенный нож .

Серое небо висит над душой,
Скрип тормозов над сырой мостовой,
Холодно в комнате, ты не встаёшь
И утро лежит как отточенный нож.

Серое небо и серая грязь,
Серых предметов взаимосвязь -
Я вижу кругом только серую грязь


С самого начала моего рассказа я  ощущаю противоречия, которые так или иначе требуют разрешения.
Между текстом и песней.
Все, что здесь поставлено, до сих пор, даже будучи текстом, воспринимается прежде всего ушами, а не глазами, звучит в голове
неотрывно от мелодии. Будучи текстом, кажется рваным, и излишне сложным, будучи песней - представлялось естественным и органично созвучным времени и среде. Более того, тексты, которые сегодня кажутся мрачно-пессимистичными, были неотъемлемой частью того времени надежд и перемен.
Может быть, это ошибка памяти? И только сегодня, будучи отделенным от нас десятилетиями, наша молодость кажется нам бесшабашно счастливой и легкой и полной надежд и энергии? И это всего лишь иллюзия немолодых людей, забывших о страданиях и терзаниях, крушениях, обманах и самообманах?
А может быть, это наложение личного, радостного, счастливого сумбура того времени на песни, которые были его неотъемлемой частью? Но их драматическая и трагическая суть осталась... ну не то, чтобы скрытой... но затушеванной бешеной энергетикой тех дней.


Сентябрь-87. Подольский рок-фестиваль. Я так и не попала тогда на Нау, впрочем, толком еще и не зная кто это такие, не очень-то и жалела. Зато мой тогда еще будущий муж вернулся с их выступления без часов, разбитых в экстазе под "Шар цвета хаки". И больше, кстати,  никогда в жизни часов не носил.

Еще немного из текста, цитированного выше.

Фигура Кормильцева была оригинальна, перефразируя одну из его же строчек времен "Урфина Джюса", "не чем-то, а всем". Он был белой вороной. Вот свидетельство будущего штатного фотографа "Урфина Джюса" Олега Раковича: "Человек с хорошим юмором, истеричным, но хорошим. Очень плохо идущий на компромиссы, агрессивный, знающий, чего хочет, в том числе и в музыке. Смеялся, не как все, одевался, не как все, говорил цитатами, говорил вообще малопонятно, а слушал только себя. По уровню мозгов он всех превосходил, это компенсировалось постоянными насмешками над ним, прозвищами... Все говорили, что он ненормальный, но, во всяком случае, его уважали".

А мне все не дает покоя разрыв между моей моей личной памятью восьмидесятых - времени надежд и любви, между тем, как органично вплетались в нее эти песни Нау и Урфин Джюса  - и их обостренной депрессивностью текстов, которая шокирует меня сегодняшнюю.  Эта депрессивность кажется мне сегодняшней невозможной для 23-24-летнего парня, но факт существования строк заставляет усомниться в точности представлений немолодого человека о том, что время любви, свободы и бесшабашности - это на самомо деле так хорошо, как почему-то сегодня кажется.

Эй вы, там,
На другой стороне холма !
Как вы там
На другой стороне холма ?
Я кричу, словно камни кидая слова.
Знаю я, что мне не докричаться
До другой стороны холма .

Хлебное поле затянул плевел,
Жаркое пламя гасит ветер,
Раковая опухоль меня встретит
На другой стороне холма .
Коварный разум возводит стены,
На тело и дух установлены цены,
Холодный приказ и насилия сцены
На другой стороне холма.

Час наслажденья за годы мученья,
Замысел грязный и осуществленье, -
Лишь огненный дождь принесет очищенье
Другой стороне холма?

- Ты все это знаешь, но в чем же причина
Того, что порою тебя беспричинно
Тянет в разверстую пучину
Другой стороны холма?


Автору не больше 23 лет (с альбома 1982  года). До встречи со своей раковой опухолью - двадцать пять лет

Продолжение (надеюсь) следует.

Tags: Кормильцев, рок-н-ролл жив, судьбы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments